Матвеев Курган Форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Матвеев Курган Форум » Образование » Что происходит с когда-то лучшим образованием


Что происходит с когда-то лучшим образованием

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Сегодня образование – это битва за будущее, которая уже началась. Социальные паразиты хотят сделать из всех нас безграмотное, тупое стадо, послушное работающее за корм, и безропотно бредущее на бойню по первому их требованию...

Автор – Андрей Фурсов
Сфера образования в последние годы стала полем самого настоящего сражения между сторонниками его реформирования и их противниками. Противники – профессионалы, родители, общественность; сторонники – главным образом чиновники и обслуживающие их интересы «исследовательские структуры» – продавливают «реформу», несмотря на широкие протесты. Пишу слово «реформа» в кавычках, поскольку реформа – это нечто созидательное. То, что делают с образованием в РФ – это разрушение, сознательное или по глупости, некомпетентности и непрофессионализму, но разрушение. Отсюда – кавычки.
Одной из линий противостояния «реформе» образования была и есть критика закона об образовании, других нормативных актов, выявление их слабых мест, нестыковок и т.д. Здесь уже сделано немало и с большой пользой. В то же время возможен и другой подход: рассмотрение комплекса «реформаторских» схем и документов – ЕГЭ, Федеральный государственный образовательный стандарт (далее – ФГОС), Болонская система (далее – БС) в целом как некоего общественного явления в более широком социальном и геополитическом (геокультурном) контексте, а также в плане информационно-культурной (психоисторической) безопасности страны, которая в современном мире является важнейшей составляющей национальной безопасности. Значение социального контекста понятно: любые реформы, тем более в образовании, всегда связаны с интересами тех или иных групп, учреждений, имеют социальные цели.
«Геополитический контекст образовательной реформы» – такая формулировка на первый взгляд может вызвать удивление. Однако сегодня, когда геополитические противостояния приобретают всё более выраженный информационный характер, когда политическая дестабилизация достигается с помощью сетецентричных войн, т.е. информационно-культурного воздействия на сознание и подсознание групп и индивидов (как это делается, мы могли наблюдать в ходе так называемых «твиттерных революций» в Тунисе и Египте), а результат этого воздействия во многом зависит от уровня образования объекта воздействия (чем выше уровень образования, тем труднее манипулировать человеком), состояние образования становится важнейшим фактором геополитической борьбы. Не менее важным, чем, скажем, уровень социальной поляризации, измеряемый такими показателями, как индекс Джини и децильный коэффициент. Я имею в виду то, что если, например, система образования способствует росту поляризации (вплоть до состояния «двух наций», как это было в Великобритании в середине XIX в. или в России в начале ХХ в.), то она работает на обострение социальной напряжённости, а следовательно, снижает уровень не только внутренней (социосистемной), но и внешней (геополитической) безопасности общества.
С учётом сказанного, в настоящей статье сначала, так сказать, «для затравки», будут кратко охарактеризованы последствия «реформы» образования, проводимой под «мудрым» руководством Андрея Александровича Фурсенко; затем мы поговорим о социальном аспекте и возможных социальных результатах снижения уровня образования; далее мы кратко «пробежимся» по структурам, готовившим реформу – этот вопрос почему-то, как правило, остаётся в тени.
Следующий пункт – вопрос о том, как «реформа» образования может повлиять на положение РФ в международном разделении труда, и как она соотносится с провозглашённым курсом на модернизацию. Скажу сразу: она противоречит этому курсу и, более того, подрывает его. Неудивительно, что, во-первых, деньги на реформу образования в РФ выделил Всемирный банк, решивший почему-то и зачем-то (действительно, зачем?) облагодетельствовать Россию.
Во-вторых, в РФ, словно стервятники на падаль потянулись представители «хитрых» западных структур, за научным и неправительственным благообразным статусом которых скрываются большие и острые зубы хищников и, перефразируя название книги и род деятельности Энтони Перкинса «Экономический убийца», информационных убийц. Почему-то для проникновения в Россию эта публика избрала именно сферу «реформируемого» образования, те образовательные учреждения, которые «на ура» принимают реформу. Как заметил в своё время Пётр Васильевич Палиевский, булгаковский Воланд бессилен против здорового, он цепляет только то, что подгнило изнутри.
Понятно, что для успеха сетецентричной войны превращение образования в сеть, «населённую» легко манипулируемыми «сетевыми человеками» – это беспроигрышный ход в мировой борьбе за власть, ресурсы и информацию. Поэтому сегодня образование – это намного больше, чем образование – это будущее, битва за которое уже началась, и проигрыш в которой означает стирание из Истории. Итак – по порядку.
Последствия под следствием
Если говорить о последствиях «реформы», то первое – это значительное падение уровня образования и подготовки учащихся в средней и высшей школе, как результат введения ЕГЭ и БС. Как человек, почти 40 лет преподающий в высшей школе, свидетельствую: егэизированные студенты – это демонстрация культурно-образовательной варваризации и информационной бедности. Если в последние 25-30 лет культурно-образовательный уровень выпускников школ снижался постепенно, то несколько егэшных лет не просто резко, а катастрофически ускорили этот процесс. Лучшее, чем ЕГЭ, средства перспективной дебилизациии культурно-психологической примитивизации подрастающего поколения придумать трудно.
У снижения уровня интеллекта и эрудиции, как результата реформы, есть ещё два аспекта, крайне губительные для развития умственно-образовательного потенциала. Речь идёт о дерационализации мысли и сознания и о деформации исторической памяти. Уменьшение числа учебных часов по таким предметам как математика и физика, фактическое изгнание из школьной программы астрономии – всё это не просто сужает и обедняет картину мира учащегося, но непосредственно ведёт к дерационализации сознания.
Сегодня широко распространяется вера в иррациональное, магическое, в волшебство; пышным цветом расцветают астрология, мистика, оккультизм и прочие мракобесные формы, кино (далеко ходить не надо – сага о Гарри Поттере) рекламирует нам возможности магии, чудес. В таких условиях уменьшение часов по естественно-научным дисциплинам работает на триумфальное шествие мракобесия, на то, чтобы астрология в сознании заняла место астрономии, дезориентируя людей и облегчая манипуляцию: человеку, верящему в чудеса, легко впарить любую пропаганду, не имеющую рациональной аргументации. Создаётся впечатление, что все эти манипуляции со школьной программой, помимо прочего, должны подготовить людей к принятию нового типа власти – магической, основанной на претензии на волшебство, на чудо, в реальности оборачивающееся чем-то похожим на пляски на сцене в голом виде героев «Приключений Гекельберри Финна». Но это палка о двух концах.
Не меньший ущерб несёт тот факт, что курсы по истории, по сути, либо устранены из программ всех факультетов, кроме исторических, либо существенно сжаты. Следствие – утрата исторического видения, исторической памяти. Результат – студенты не могут назвать даты начала и окончания Великой Отечественной войны, полёта Гагарина в космос, Бородинского сражения. В этом году я впервые столкнулся со студентом, который никогда не слышал о Бородинском сражении; «бородинский» у него ассоциируется только с хлебом. Ясно, что ухудшение (мягко говоря) исторической памяти, особенно в том, что касается русской истории, не способствует формированию патриотизма и гражданственности; деисторизация сознания оборачивается денационализацией.
Там, где заканчивает свою деятельность ЕГЭ, эстафету подхватывает БС (болонская система). Я неоднократно негативно высказывался по поводу БС, поэтому не буду повторяться, отмечу главное. Введение четырёхлетнего бакалавриата вместо пяти лет нормального обучения, превращает высшую школу в нечто, весьма напоминающее ПТУ, приземляет её. И если для институтов эта практика очень плоха, то для университетов – катастрофична, университет уничтожается как общественное и цивилизационное явление. В плане образовательном БС с её «модульно-компетентностным подходом» по сути, уничтожает кафедру, как базовую единицу организации вуза/университета; «компетенции» – плохо связанные между собой прикладные информкомплексы или «умелости» – подменяют реальное знание.
Объективно БС делит вузы вообще и университеты в частности на привилегированное меньшинство с собственными дипломами, программами и правилами и непривилегированное большинство; образовательные стандарты при этом снижаются в обеих «зонах», но во второй – в значительно большей степени. Привилегированность и престижность оборачиваются более высокой платой за обучение, что ещё более увеличивает социальные различия и разрыв в сфере образования.
Второе. Когда-то нас страстно убеждали, что введение ЕГЭ снизит уровень коррупции в образовательной сфере. В реальности – и об этом сегодня не пишет и не говорит только ленивый – всё вышло с точностью до наоборот. ЕГЭ создал условия и стал толчком для существенного роста коррупции в сфере образования, что опять же, не может не сказаться на уровне подготовки школьников и студентов, с одной стороны, и профессионализма преподавателей, с другой. Таким образом, увеличив коррупцию в сфере образования, в общесоциальном плане ЕГЭ привёл к росту уровня коррупции в обществе в целом. Понятно, что от коррупции вообще и в сфере образования в частности, выигрывают те, у кого административные позиции и деньги; то есть «реформа» и здесь усиливает социальное неравенство и социальную поляризацию, а, следовательно – социальную напряжённость.
Лучшего средства, чем ЕГЭ, чтобы распространить коррупцию из высшей школы в среднюю, значительно расширить и углубить зону действия коррупции, найти трудно. В этом плане можно сказать, что помимо страшного удара по качеству образования и морали многих занятых в этой сфере, внедрение ЕГЭ стало одним из направлений наступления коррупционеров на общество.
Третье. ЕГЭ и в еще большей степени БС резко увеличили уровень бюрократизации образовательной сферы. Так, с внедрением БС в вузах появилось большое число «специалистов» по внедрению БС, проверке её реализации как «инновационной формы образования» и т.п. А у преподавателей появилась новая, съедающая много времени, забота: приведение обычной научно-педагогической деятельности в соответствие с формальными требованиями БС, забота, которая носит постоянный характер и практически не имеет отношения к содержательной стороне дела. Преподаватель должен всё больше и больше беспокоиться о формальной стороне дела, тратить на неё время – тут уже не до содержания. Ясно, что в наибольшей степени готовы зацепиться за формальную сторону и сконцентрироваться на ней далеко не лучшие, не самые профессиональные и творческие преподаватели. Таким образом, БС выгодна откровенной серости. Ну, а о том, что БС создает райские условия для чиновников от образования, я молчу.
Меняя соотношение между формальной и содержательной сторонами образовательного процесса в пользу первой, БС не только способствует ухудшению качества образования, не только оттирает профессионалов дела на второй план, ухудшая их позицию по сравнению с начётчиками и очковтирателями (чего стоит один лишь призыв ежегодно менять читаемые курсы, вводя новые – ведь известно, что новый курс требует 3-4 года обкатки; ясно, что подобного рода призывы – плод игры ума либо профнепригодных, либо просто проходимцев), но и меняет в высшей школе соотношение преподавателя и чиновника в пользу последнего. Здесь – «два шара в лузу»: в профессиональной сфере – снижение уровня образования и усиление позиций персонификаторов некачественного, формального (формализованного) образования; в социальной – усиление позиций чиновника. Иными словами, БС, как союз «серых», в конкретных условиях РФ становится ещё одним средством развития (в данном случае – для сферы образования) общей тенденции увеличения числа чиновников и их власти над профессионалами, что ведёт к депрофессионализации как самих чиновников, так и профессионалов конкретной сферы деятельности.
Четвёртое. Всё это вместе взятое способствует дальнейшему росту некомпетентности и непрофессионализма, как социального явления. «Реформа», таким образом, не только гробит образование, т.е. отдельно взятую сферу общества (правда, эта «отдельно взятая сфера» воздействует на все остальные и определяет будущее страны), но и понижает общесоциальный уровень профессионализма, препятствуя профессионализации социума, которая является необходимым условием провозглашённой модернизации. Получается, что как в частном, так и в общем «реформа» образования не просто препятствует модернизации, а блокирует её, лишая будущего – модернизацию и общество. Сохранение курса на проводимую «реформу» образования и одновременно призывы к модернизации есть ни что иное, как проявление когнитивного диссонанса.
Пятое. Здесь необходимо выделить в качестве отдельного следствия то, о чём выше говорилось вскользь – усиление социального разрыва между различными слоями и группами как результат «реформ». Точнее будет сказать так: социальный разрыв приобретает мощное культурно-информационное измерение, а поскольку, как нам говорят, мы вступили или вступаем в информационное общество, то именно это измерение становится решающим, главным, системообразующим или даже классообразующим.
Если информация становится решающим фактором производства, то доступ к ней (обладание ею, распределение её, как фактора производства, играющего системообразующую роль в совокупном процессе общественного производства) становится главным средством и способом формирования социальных групп, их места в общественной «пирамиде». Доступ к этому решающему фактору, точнее, степень доступа, обеспечивается образованием, его качеством и объемом.
Снижение качества образования при уменьшении его объёма (от введения базовых бесплатных и «дополнительных» платных предметов в школе и сокращения часов на целый ряд предметов в школе как избыточных, до введения бакалавриата – абортивной формы высшего образования) превращает индивида и целые группы в информационно бедных, в легко манипулируемых, короче – в низы информационного общества, практически лишая их перспектив улучшения своего положения, то есть выталкивая из социального времени.
Хотели как лучше, а получится как?
Вообще нужно сказать, что «производство» низов «постиндустриального»/«информационного» общества стартовало на Западе ещё в 1970-е годы, а развернулось в 1980-е одновременно с распространением так называемой «молодёжной культуры» («рок, секс, наркотики»), разработанной в спецучреждениях по заказу верхушек Запада, движением сексменьшинств, экологическим движением (создано на деньги Рокфеллеров), распространением фэнтэзи (и вытеснением научной фантастики, которая сегодня весьма популярна в Китае), ослаблением национального государства, наступлением верхов на средний слой и верхушку рабочего класса (тэтчеризм и рейганомика). То есть, это часть пакета неолиберальной контрреволюции, означающей ни что иное, как глобальное перераспределение факторов производства и дохода в пользу богатых, то есть поворота вспять тренда «славного тридцатилетия» (Ж. Фурастье) 1945-1975 гг.
Информация – фактор производства, и упрощение, снижение культуры («большой друг» России и особенно русских Збигнев Бжезинский называет этот процесс «титтитейнмент» и рассматривает его в качестве одного из видов психоисторического оружия, позволившего Америке одерживать её победы, в том числе над СССР/Россией) и, прежде всего, образования есть ни что иное, как отчуждение этих факторов в качестве строительства будущего общества, создания его верхов и низов, его «haves» и «havenots».
В последние годы мы видим этот процесс и в РФ, однако в русских условиях создание «информационно бедных низов» – штука опасная: у нас не сытая Евроамерика, у нас нет такого нароста социального жирка, который можно какое-то время проедать, как там. У нас другие традиции социальной борьбы, у нас другой народ, другая история.
А ведь в нашей истории уже была однажды сознательная попытка резко снизить образовательные стандарты, оболванить население и таким образом сделать его более внушаемым и послушным. Я имею в виду мероприятия в сфере образования в эпоху Александра III (далеко не худшего русского царя, а вот, поди ж ты, купился на глупость), прежде всего смещение центра тяжести в начальной школе на церковно-приходские школы (дерационализация сознания) и циркуляр от 18 июня 1887 г. (так называемый «указ о кухаркиных детях»). Им министр просвещения Иван Давыдович Делянов, для своего времени фигура не менее одиозная, чем А.А. Фурсенко для нашего, резко ограничил доступ к образованию представителям низших сословий, т.е. малоимущих групп, при сохранении доступа к образованию для тех, кто, как говорил один из гоголевских героев, «почище-с» (аналог введения в РФ платного образования в высшей школе и плана введения в начальной и средней школе платных дисциплин при обязательном бесплатном минимуме-миниморуме).
Делалось это чтобы, повторю, превратить низы в послушное манипулируемое стадо и избежать революции европейского образца. Революцию европейского образца счастливо избежали. Не избежали революцию русского образца, намного более жестокую и кровавую. Более того, деляновская «реформа» образования сыграла свою роль и в приближении революции, и в её кровавости.
Суть в следующем: «дурилка» в образовании, конечно же, делает людей менее развитыми, они не умеют чётко формулировать свои интересы и требования, их легче дурачить, вешая на уши «лапшу» обещаний. Но это – до поры, пока не клюнет «жареный петух», т.е. пока не возникнет аховая социальная и экономическая ситуация, ведь её образовательной «дурилкой» не разрулишь. А вот когда клюнет, неразвитость масс, их малая образованность или просто необразованность начинает играть роль, противоположную той, на которую рассчитывают авторы схемы «даёшь уровень образования ниже плинтуса».
Во-первых, малообразованными людьми легче манипулировать не только правящей элите, но и контрэлите, особенно, когда она имеет финансовую поддержку из-за рубежа. Именно это и произошло в 1917 г., когда международные банкиры и российские революционеры бросили российскую массу на правящий слой.
Во-вторых, чем менее образован человек, тем менее он способен сознательно руководствоваться национально-патриотическими идеалами, а следовательно, защищать родину и верхи от внешнего врага (например, поведение в 1916-1917 гг. на фронте русского крестьянина, одетого в военную шинель).
В-третьих, чем менее образован и культурен человек, тем в большей степени он руководствуется инстинктами, нередко зверскими (А. Блок: «развязаны дикие страсти под игом ущербной луны»), тем труднее воздействовать на него словом и тем вероятнее, что в «ущербных» условиях кризисной или просто тяжёлой ситуации на попытку рациональной аргументации власти он ответит дрекольем и вилами. И нельзя сказать, что такой ответ является исторически полностью несправедливым…
Источник http://www.1-sovetnik.com/articles/article-1017.html

0

2

О реформе образования и учителях

Валерий Фетисов, 27 января 2012

Реформа образования – это очень серьёзная вещь. Но здесь, как и везде, «плясать нужно от печки», т.е. подходить к этому вопросу очень вдумчиво, разумно и ответственно. И самое первое, что нужно делать – начать учить учителей...

О реформе образования или как сделать так, чтобы учителя не портили людей
В Рязанской области сейчас учителей-женщин – 90%, мужчин, соответственно, – 10%. А, может быть, эти цифры уже более критические. Примерно такое же соотношение и по всей стране. Последствия такого соотношения можно наглядно представить себе на таком примере «чистого эксперимента»: как изменился бы личный состав военного училища (кл рязанского), будь там соотношение преподавателей-женщин к преподавателям-мужчинам такое же, как сейчас повсеместно в общеобразовательных школах, т.е. 90% – учителя-женщины, 10% – учителя-мужчины. В принципе, такое возможно: водить автомобиль, стрелять, прыгать с парашютом, женщины умеют, не говоря уже о тех предметах, которые изучаются по книжке в классе (выучив, сами смогут и объяснить курсантам, и прочитать лекцию).
Яснее ясного, что обучающиеся в таких учебных заведениях, изменятся качественно. Не тот уже будет воин. Робость, инфантильность будут отличать феминизированных солдат (между прочим, половозрелых – 18-20 лет). А именно такому влиянию подвергаются учащиеся (и мальчики, и девочки) в общеобразовательных школах в период психофизиологического формирования своего организма – с семи лет и до семнадцати, когда «мягкая глина» души и личности ребёнка приобретает форму от мужских или женских рук педагогов (читай – психофизиологических контактов).
Речь идёт не о педагогическом уровне учителей – этот уровень предполагается достаточно высоким, потому что, если это не педагоги по душевной склонности, а школьные чиновники, то обучение и воспитание вообще теряет смысл. Даже если учителя хороши – этого недостаточно, чтобы они помогали школьникам нормально развиваться. Необходимо, чтобы учителей-мужчин (имеется в виду не формальная принадлежность к мужскому полу, а полноценное развитие в нём мужского начала) возле них было значительно больше, чем учителей-женщин (уточнение то же: не «конь в юбке», а женщина с присущими им женственными качествами). Идеальное соотношение соответствует пропорции золотого сечения: 68% мужчин и 32% женщин.
Так же, как и на воспитание мальчиков, педагогический состав школ сейчас не может не влиять и на девочек, и, следовательно, это влияние будет также дисгармоничным. У девочек в душе и теле – инфантильность, они чаще всего впоследствии, если и создают семью, то не дорожат ей, и им предстоит незавидный удел – всю жизнь притворяться женщиной, быть как другие женщины. Они знают, что нужно создать семью, завести детей, быть достойной женой, но это идёт от её головы, а не от её сущности, которая с виду женская, а если заглянуть ей в душу да в физиологию – беспола. Она может достичь всего, кроме счастья. Но об этом будет знать только она одна – вынужденно великолепная актриса. И даже судьба детей не может заставить её действовать соответственно женской природе.
Всё это наблюдается в нашей повседневной жизни: от голубых и розовых ориентаций мужчин до омужествления женщин (выход их на тяжелоатлетический помост, участие их в занятиях боксом и т.п., футболом и другими подобными видами спорта). А ведь спорт высших достижений подпитывается массовостью, значит, можно говорить об изменении психофизиологии мужчин и женщин всего народонаселения нашей страны, т.к. всё оно прошло через школу при таком соотношении учителей.
В итоге: феминизированные солдаты, которые не просто не хотят служить в армии – они не хотят защищать нас с вами, своих женщин, детей, родственников, своё государство. Даже если призывник и не старается «откосить» от армии, а просто идёт служить без желания, то уже можно говорить о серьёзных просчётах не только в образовании и воспитании, а в организации всей жизни общества, при котором народонаселение нашей страны утратило способность к решительным действиям, мужественность, способность противостоять безнравственности, несправедливости. Ведь таким народом проще управлять.
Об образовании-обучении
Сегодня выпускник средней или высшей школы напоминает пилота, который отлично знает аэродинамику, но не умеет летать. В стране выпускников с дипломами хватает, а думающих, умеющих решать задачи специалистов недостаёт. Знания нужны, но только для воплощения собственных идей и мыслей в соответствии с меняющейся обстановкой реального сегодняшнего мира. Умеют ли они это делать? Учат ли их этому учителя?
Взращивая энциклопедиста, который знает всё (что, мягко говоря, труднодостижимо), общество теряет творца. Предлагая программу только на усвоение информации, воспитываем потребителя. Это страшно и для личности, и для общества. Берёт знания, развлечения, еду, вещи. И не хочет ничего давать – отучили в школе. Если бы учитель физкультуры усадил бы учащихся за учебники по спортивным дисциплинам (где, поверьте, есть что изучать: в видах спорта достаточно сложная техника движений, тактическая подготовка), то, ответив теорию на отлично, на практике, в деле они всё равно ничего не будут уметь: не научились бы ни баскетболу, ни бегать на лыжах, ни на коньках, и, выпустившись из школы, разбили бы лоб о ледяную площадку сегодняшней жизни.
Посмотрев на школьную жизнь, не увидишь какого-либо созидательного дела, которое, к тому же, могло бы обеспечить и школу, и учащихся финансово и научить, как прожить в этой жизни самостоятельно, а не на подачки от благотворительных фондов и государства, коротая время за послушным перелистыванием учебников долгое десятилетие, которое должно быть наполнено кипучей деятельностью творчества, призванным видоизменять и улучшать мир. Школа-это не подготовка к жизни, это уже сама жизнь, и если школа не может самостоятельно существовать в сегодняшнем обществе, то, следовательно, не может научить этому и своих воспитанников. Основное, чем занимается сегодня школа – это воспитанием послушания и пассивности народонаселения. Никто не хочет учиться, а впоследствии – работать.
Обучение обязательно должно основываться на практике, точнее – теория воплощаться в практике. Прочитал – сделал. Только здесь место учебника – он должен быть справочником, руководством к действию. Если выдать всем учащимся дипломы, т.е. обеспечить их последующую жизнь, то никто этой школьной тягомотиной заниматься не стал бы. Поговорить, встретиться с друзьями, побеситься, может быть, какое-то неформальное общение скрашивает пребывание в школе учащихся, но только не получение знаний гонит их туда. Как и впоследствии работающим, если платить деньги за «просто так», то и работать почти никто не станет.
Вывод: сегодняшняя школа, а именно, соотношение в ней учителей-мужчин и учителей-женщин и оторванность изучаемых предметов от востребованной обществом практической жизни, выпускает психофизиологически изменённых людей, которые не хотят трудиться и защищать своё Отечество, а также противостоять безнравственности и несправедливости.
Чтобы это изменить, надо сделать следующее:
– пед. состав учителей должен быть таким – 70% мужчин, и 30% женщин. Такое же соотношение должно быть и педагогических учебных заведениях, и среди преподавателей, и среди студентов.
– соединить изучаемые предметы с практической деятельностью учащихся, за результаты которой школа могла бы получать деньги и натурально показать учащимся, как прожить в этой жизни, не обеспечивать их информацией (не путать со знаниями), которая, к тому же, очень скоро забудется без практического применения, а научить, как можно и нужно их использовать. Только так можно получить самостоятельное, социально активное, патриотическое народонаселение, которое и может спасти Россию.
Без сомнения, грядущая реформа образования говорит о том, что в существующем сейчас образовании что-то не в порядке. Естественно, что, если мы хотим что-то изменить, то, значит, что-то нас не устраивает, что-то неправильно, ошибочно. Штампующие «разумное, доброе, вечное», учителя давно уже должны вступить в противоречие с современной системой образования, и, следовательно, действительно назревшая реформа, должна быть инициирована учителями «снизу».
Социально пассивные педагоги производят социально пассивного потребителя информации, а потом и материальных благ. По-другому и быть не может. Сможет ли реформа «сверху» изменить сложившееся мировоззрение учителей? Научить их, а, может быть, и заставить работать по-новому? Могут ли ещё «низы» работать по-старому? Выработанные годами педагогические стереотипы, скорее всего, не позволят прижиться никаким реформациям. На мой взгляд, у педагогов нет сил, чтобы что-то изменить, нет желания что-то менять, и вообще они не знают, что реформировать и как реформировать. Ну да бог с ними. Авось…
Процветание возможно только в высоконравственном обществе. В противном случае коррупция и преступность на всех уровнях обескровят любую экономику, и любые передовые технологии не будут использоваться с пользой для людей.
Может ли кухарка управлять государством? Может ли кухарка научиться управлять государством? Много общего между этими профессиями: «берём сырьё, подогреваем на газу, топливе и кормим народ. Научиться может в принципе. Но главное, наверное, для успешной работы, чтобы она не воровала продуктов с кухни».
Какой вопрос ни рассматривай, всё равно всё упирается в нравственность. Всякие технологии и информация (не путать со знаниями) – вторичны. Главное – воспитание. Научить можно любой профессии и достичь в ней профессионализма, но главное – нравственные качества, только тогда этот профессионализм будет использоваться во благо.
Родители учат своих детей быть хорошими или плохими? Конечно, хорошими. А учителя учеников учат хорошему или плохому? Если все учат хорошему, то откуда появляются отрицательно направленные личности? Президент и правительство борются с коррупцией и преступностью? Конечно, и даже были приняты какие-то документы. Мелочами они ведь заниматься не будут. Следует ли из этого, что коррупция и преступность у нас в стране в государственном масштабе? Получается так. Следовательно, образовательные учреждения не справляются со своими воспитательными задачами? Ну, не всё от них зависит. Если от них ничего не зависит, то могут ли они воспитать такого ученика, от которого что-нибудь зависело бы в жизни? Хотя бы главное. Ответственного за судьбу страны, социально активную личность?
Ответьте сами. Только собственным примером. Нравственным примером. Всякие учебники здесь бесполезны. Сейчас же нет таких примеров. В основном и повсеместно. Так как же нам относиться к созданному «разумному доброму вечному» клише об учителях? Ведь это они готовят человеческий материал для нашей коррумпированной Родины. Почему «разумные, добрые, вечные» ученики не вступают в конфликт и противоречие с коррумпированной системой государства?
Потому что нельзя научить этим качествам, листая и заучивая информацию из учебников, что составляет основную деятельность педагогов. Нет в школах деятельности по созданию востребованного общественно полезного продукта, и не видно выхода школы из потребительско-паразитического тупика, оболванивающего поколение за поколением и воспитывающего послушных рабов или потенциальных преступников, кроме как в совместной деятельности учащихся, при помощи родителей и руководстве учителей по созданию этого общественно нужного продукта, на деньги от которого и будет (и должна) существовать школа, воспитывающая не эгоистичного потребителя, а нравственного и трудолюбивого созидателя, работающего не из-за кнута и пряника, которыми его кормят и стегают на иерархической лестнице материальных благ.
Итак, всё дело в нравственности. Остаётся выяснить, какие методы в сегодняшней школе угнетают нравственность и совесть, и, тем самым, способствуют формированию отрицательно направленной личности, и как нам воспитать положительно направленную личность, которая и сможет обустроить Россию?
Кто виноват и что делать?
Расхожей фразой, что учебно-воспитательный процесс «очень многогранный» и не все его стороны педагогам удаётся охватить и везде воздействовать, дипломированные педагоги просто выдают собственную несостоятельность в своей профессии.
На самом деле всё очень просто: совесть (а мы скажем и нравственные качества) воспитываются следующим образом:
1. Действиями, способствующими формированию положительно направленной личности и
2. Действиями, способствующими формированию отрицательно направленной личности.
– «Виноваты улица, родители»
Все кто ходит по улицам, когда-то учились в школе. И родители прошли через школу. Коррупцию и преступность в государственном масштабе могут воспроизвести только, соответственно, государственные же учреждения. Макаренко из преступников делал нормальных людей. Современные педагоги из обеспеченных учащихся делают потенциально преступное народонаселение. Большинство, при попадании в подходящие условия (например, если никто не узнает), обязательно что-нибудь утянули бы. Отношение к не принадлежащей ему собственности – один из признаков который в гомо-сапиенс выдаёт положительно или отрицательно направленную личность.
– Мы только учим, даём знания, а воспитывают родители.
Это тоже не проходит. Обучение неотделимо от воспитания и взаимосвязано с ним. Это – первый принцип педагогики. Или в институтах не учились?
– Итак, всё дело в школе.
Какими действиями обесценивается человек? Именно воспитывается, а не передаётся по наследству, ведь нравственные качества не наследуются, а то, за что же бы мы отвечали на страшном суде, которым нас пугает религия? Нет и не может быть гена доброты, подлости и т.п., и тем больший спрос и ответственность на учителях…

0

3

Либерализм и образование
Диана Нигматуллина, 14 февраля 2012
Либерализм – это губительная идеология, разрушающая людей. Эта гадость придумана специально для того, чтобы стимулировать вседозволенность, разобщённость, низменные инстинкты и этим превращать людей в самых настоящих скотов...

Автор – Кирилл Шишкин
Вопрос о том, что делать с нашим образованием, настолько больной, что его поднимают в любом более-менее массовом обсуждении в каждом блоге. Правда, предложения почему-то сводятся к тому, что надо выгнать Фурсенко, и сразу всё станет хорошо.
Не собираюсь ничего говорить в защиту Фурсенко. Хотя я к чиновникам вообще, а к чиновникам от образования особо, отношусь негативно, и не испытывая желание их поздравить с праздником, я уверен, что даже если расстрелять всех чиновников, картина не сильно изменится.
Я, конечно, не большой специалист в области наробраза, но мать – учительница, жена – в школе работает, и живу в доме, 45 квартир которого заселяли учителями. Так что не совсем далёк от этой сферы. И вот что можно с уверенностью утверждать. Школы у нас остались прежние, учителя – те же самые, и учат они нисколько не хуже. А вот на выходе получаем совсем другое. И дело тут не в том, что сверху спускают. ЕГЭ это, конечно, «гэ», но экзамен в 11-м классе, никак не влияет на качество преподавания в 7-м. Вопрос явно глубже.
Теперь можно с уверенностью утверждать, что образование в СССР было на высшем уровне. Оно, конечно, во многом не соответствовало мировым стандартам. Но теперь-то мы хорошо понимаем, что это проблема «стандартов». Ибо сейчас имеем те самые мировые стандарты. Только вот самые способные представители нашей молодёжи, обученные в соответствии с этим стандартами, по нашим советским меркам вообще не тянут на грамотных. Так себе… твёрдые троечники.
Кто-то ещё сомневается, что дело не в Фурсенко, а в самой Системе? Причём, я говорю не о системе образования, а выше. Давайте попробуем увидеть, с чего всё началось, и где произошли те самые изменения.
Два десятка лет назад мы окончательно перестали строить светлое коммунистическое будущее. Помните? Занавес железный открылся, свобода слова началась. И естественно нас качнуло в сторону того, чего у нас в СССР не было. А не было у нас секса и либерализма. Секс трогать не будем, а вот либерализм – это важно. Народ всегда в крайности бросает. То, что СССР – это диктатура, спорить, наверное, никто не станет. И значит из одной крайности, нас понесло в другую. К полной свободе. К «либере». Свобода это, конечно, хорошо. Но это ведь, как лекарство – передозировка может оказаться вреднее болезни, от которой лечим.
Сразу скажу, про возврат в СССР речь не идёт, да и желающих не наберём точно. Об этом сейчас всерьёз говорят только совсем оторванные от жизни люди. Но давайте попробуем сравнить, что изменилось. В том самом образовании.
Советская школа была до предела идеологизирована. Октябрята, пионерия, комсомол. С одной стороны, к этому относились и тогда критически, но вспомните – каково было быть не принятым в пионеры, или хуже того, исключённым? При всех своих недостатках, советская школа воспитывала граждан. Патриотов. И было понятно всем, что надо быть образованным. Это было престижно.
Мой сосед по парте, который учился на тройки лишь потому, что все годы у меня списывал, и у которого и в ПТУ-то шансы поступить были минимальные, так и тот всерьёз пытался рассуждать о том, в какой бы институт он хотел поступить...
А вот теперь всё изменилось. С тех пор, как пришла свобода и «все работы хороши», мы стали каждый сам по себе. О какой пользе своей профессии сейчас кто-то думает? Сегодня всё оценивается только уровнем зарплаты, с тем, чтобы поменять пылесос «Сони» на «Филипс», как того требует реклама. Зачем нужна литература, физика, химия, если для того, чтобы считать деньги, достаточно арифметики за 3-й класс? Как можно научить чему-то подрастающее поколение, если оно не понимает, зачем ему образование? Тем более, что у нас и большая часть старшего поколения уже переучилась жить по-новому.
Цель жизни нынче – это «срубить бабла», и государство сейчас, в понимании таких людей, лишь некое образование, которое должно им что-то дать. Но не следует забывать, что для того чтобы просить от государства, чтобы оно давало, надо сначала дать что-то ему. Почему-то многие уверены, что втюхивание доверчивым гражданам просроченных китайских товаров, это процесс, приносящий пользу Родине. И даёт какие-то права.
Глядя на это, какие дети захотят чему-то учиться?
Ведь получение образования, выбор профессии, это выполнение гражданского долга. А многие из нас про это помнят? Про то, что есть вообще такое понятие как гражданский долг? И что государство – это не кто-то в Кремле, а это мы сами. И гражданский долг – это, в том числе, и есть получение образования, это стремление стать лучшим из лучших.
Я вспоминаю своих ровесников из театрального института. Каждый второй считал себя гением, считал своей целью создать такие шедевры, что его имя будет вписано большими буквами в историю.
А сегодня? Вы думаете, перед сегодняшними будущими режиссёрами ставят целью получить «Оскара»? Щас! Их учат, что они должны найти богатого продюсера и делать то, что он скажет? И после этого стоит ли удивляться тому, что мы видим на экранах?
Детей мы уже потеряли.
В этом году у меня внучка идёт школу. Школа отличная. Не потому, что дорогая или модная. Потому что в ней хорошие учителя, богатые традиции, в неё всегда очередь желающих попасть, и туда всегда отбирали не тех, у кого богатые родители, а тех, у кого способности есть. Наша школа известна не только в районе, но и в городе. И что? Мой сын эту же школу закончил, но его поколение и стало теми самыми гражданами, которые живут «сами по себе».
Я не могу сказать сейчас с уверенностью, что конкретно надо делать. Но уверен я в одном. Можно конечно убрать Фурсенко, можно отменить ЕГЭ, но менять надо глубже.
До тех пор, пока мы катимся по пути либерализации общества, у нас не будет не только нормального образования, но и нормальной жизни во всём. Мы должны не разобщаться, а сплачиваться. Либерализм разобщает, это идеология торговцев. Кому-то она может и подходит, но нашей стране эти идеи всегда были чужды.
Мы не страна торговцев.
Источник http://cyrilshishkin.livejournal.com/23073.html#cutid1

0

4

Заявление об отказе посещения уроков:
«Основы православной культуры»

     Ознакомившись с учебником (можно указать наименование учебника и под чей он редакцией), в котором предлагаются «так называемые» Основы Православной Культуры и обнаружив в данном учебнике открытую религиозную пропаганду, прошу/просим оградить моего/нашего ребёнка (Ф.И.О ребёнка), в соответствии со статьями Конституции РФ: 14, 19 (п.2), 28 , 29 (п.2 и 3), а также законом: «Об образовании»: ст.1 (п.5) и ст.14 (п.4) и законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» - ст.3 (п.5 и 6) и ст.4 (п.2) от данной пропаганды. Помимо вышесказанного, данные взгляды не приняты в нашей семье, придерживающийся естественнонаучных, здравых воззрений.

ФИО отца                               ФИО матери                           
Подпись______________  _______________                                                                  Дата: _____________












Описание используемых статей:
Статьи «Конституции РФ»:
Статья 14
п.1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
п.2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
Статья 19
п.2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
Статья 28
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Статья 29
п.2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.
п.3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.
Статьи из Закона «Об образовании»:
Статья 1. Государственная политика в области образования
п.5. В государственных и муниципальных образовательных учреждениях, органах, осуществляющих управление в сфере образования, создание и деятельность организационных структур политических партий, общественно-политических и религиозных движений и организаций (объединений) не допускаются.
Статья 14. Общие требования к содержанию образования
п.4. Содержание образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений.
Статьи из Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»:
Статья 3. Право на свободу совести и свободу вероисповедания
п.5. Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.
п.6. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.
Статья 4. Государство и религиозные объединения
п.2. В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство:
не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания;
не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;
не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит настоящему Федеральному закону;
обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

Источник http://batfx.com/index.php?showtopic=3997&st=0

0


Вы здесь » Матвеев Курган Форум » Образование » Что происходит с когда-то лучшим образованием